archi_m_boldo (archi_m_boldo) wrote,
archi_m_boldo
archi_m_boldo

Categories:

ИСТОРИЯ ПРО ГАЛСТУК

В пионеры меня приняли во втором классе. Наш учитель, бывший фронтовик, седой, немногословный Виктор Евгеньевич, по совместительству был завучем младших классов, учившихся во вторую смену, а потому класс наш был на особом положении — мы учились с утра вместе со старшими.

Уж не знаю, это ли послужило причиной, но принимали нас в пионеры задолго до того, как приняли в пионеры всех остальных второклассников.

О пионерском галстуке я мечтала. Он был пропуском во взрослую жизнь, где можно было с достоинством носить на шее этот вполне осязаемый атрибут зрелости, гордо произносить «честное пионерское!» и свысока смотреть на первоклашек. Ну и конечно же мечталось влиться в тесные ряды тех, кто «взвейтесь кострами» и «дети рабочих».

А потому накануне приема я долго и тщательно учила наизусть напечатанную на обороте тетрадки по письму «Торжественную клятву юного пионера» и представляла себе, как, вытянувшись по стойке смирно перед строем своих товарищей, буду громко произносить выученный назубок текст. Потом мне повяжут красный галстук, и я вскину руку в пионерском салюте. Даже отрепетировала это несколько раз перед зеркалом.

Но читать пионерскую клятву мне — увы! — не пришлось. Прием в пионеры оказался на редкость прозаичным — нас выстроили в ряд в физкультурном зале, где в углу были свалены пыльные маты и одиноко стоял унылый, потрепанный жизнью, гимнастический конь. Какая-то тетенька по бумажке громко прочла нам текст, так старательно выученный мною накануне, после чего бывалые пионеры-семиклассники повязали нам галстуки.

Ко мне подошла самая красивая девочка из седьмого «Б» — она уже давно мне нравилась. До сих пор помню ее румяное нежное лицо и прядь ровно подстриженных льняных волос, упавшую ей на щеку, когда она наклонилась, чтобы завязать мне галстук.

Домой я летела, как на крыльях: пальто нараспашку, шарф в портфеле, красный галстук развевался на ветру — мне казалось, что сейчас все, кто увидит меня, подумают: «Ого! Она уже пионерка!»

Но улица была почти пуста, только от школы в сторону церкви медленно двигалась похоронная процессия с духовым оркестром во главе. Звучал знакомый до каждой ноты траурный марш Шопена, и пожилой, толстый, в помятом светлом плаще ударник со слипшимися волосами, рассыпавшимися по плечам жидкими прядями, шел впереди и в такт медленному ритмическому шагу ударял в большой барабан, к которому в самый трагический, кульминационный момент присоединялись блестящие латунные тарелки. Немногочисленные родственники несли на плечах гроб, и печальный бледный профиль плыл над их головами. За скорбной процессией в очередной последний путь ехала видавшая виды полуторка с обитым черно-красным крепом открытым кузовом.

Похороны были делом привычным и уже не привлекали внимания. В единственной на большой подмосковный район действующей церкви, стоявшей как раз рядом с моим домом, отпевания проходили почти ежедневно и почти каждое мое возвращение из школы сопровождали трагические звуки шопеновского марша.

Но сегодня мне было досадно, что всем не до меня.

Дома, переодевшись и повязав на шею галстук, я побежала во двор. Радость и гордость, которыми необходимо было срочно с кем-нибудь поделиться, переполняли меня. Но во дворе никого не было. За домом тоже было пусто. Только по полю, тянувшемуся до едва различимого вдалеке леса ездил трактор, и над свежевспаханной бороздой кружили в ожидании легкого пира стаи ворон и галок. А откуда-то сверху уже слышался нежный переливчатый голосок первого жаворонка.

Помню, я долго бродила тогда по тянувшейся в сторону Москвы дороге, мощеной булыжником и отделявшей наш дом от совхозного поля, пытаясь унять сильно бьющееся сердце и вдыхая всей грудью прохладный влажный воздух.

Пионерской карьеры мне сделать не удалось: на первом же собрании меня выбрали редактором школьной стенгазеты — у меня была пятерка по рисованию.

Но что за должность редактор? У редактора нет никаких знаков отличия. То ли дело красные нашивки: одна палочка — звеньевая, две — председатель совета отряда, три (ну, это уже несбыточно!.. впрочем… почему бы и нет?) — председатель совета дружины. К тому же совсем не интересно было рисовать карикатуры. Одним словом, ни одной стенгазеты наша редколлегия за долгие школьные годы так и не выпустила, да и пионерское начальство на этом не настаивало.

Лишь однажды, уже в третьем классе, незадолго до 22 апреля ко мне подошла пионервожатая, попросила срочно сделать фотомонтаж и протянула большой лист ватмана.

Что такое фотомонтаж, я представляла себе плохо, но расспрашивать постеснялась.

Дома меня успокоил брат.
— У нас все будет, как надо: напишем надпись крупно, во весь лист, а потом раскрасим ее цветными карандашами. Я научу тебя красиво рисовать буквы! — он уже начал изучать черчение в школе и жаждал поделиться со мной полученными знаниями.

Не откладывая дела в долгий ящик, мы принялись за работу. Когда сияющий всеми цветами радуги заголовок был почти готов, в дверь позвонили. Я побежала открывать. На пороге стояла наша пионервожатая из шестого класса и еще какая-то незнакомая пионерка. Пришлось заговаривать им зубы, пока брат докрашивал буквы. Когда я вынесла пионеркам готовую работу, лица их вытянулись, но, надо отдать им должное, мне они ничего не сказали.

На другой день на стене в нашем классе висел лист ватмана, треть которого занимала непропорционально большая радужная надпись «ФОТОМОНТАЖ», а чуть ниже, наискосок, мелко, кривенько и почти незаметно было приписано «О Ленине». Все оставшееся свободное пространство заполнили открытки и вырезки из журналов. Так вот что такое, оказывается, фотомонтаж!

Про «взвейтесь кострами» и «дети рабочих» не вспоминается ничего интересного. Только скучные пионерские собрания после уроков, когда уже так хочется домой, да походы за металлоломом и макулатурой, которые я всеми правдами и неправдами старалась прогуливать. Ведь куда как интереснее посидеть дома и почитать книжку.

Но пионерский галстук я носила с удовольствием.

Мне нравились ярко-алые, скользкие на ощупь вискозные галстуки, а мама все время покупала мне галстуки из натурального шелка, кажется его называли туаль. Они были мягкие, приглушенного красного цвета, к тому же у них было одно неприятное свойство — они были непрочные и быстро изнашивались. Поэтому менять их приходилось довольно часто.

С последним моим галстуком связана одна история.

Еще в те времена, когда он благополучно пребывал у меня на шее, концы его (те самые, что символизировали пионерскую организацию и комсомол), я тщательно заправляла в застежку под белым воротничком, так что виден оставался только туго завязанный узел. Эти концы уже давно имели вид самый плачевный и превратились в какие-то странные лохмотья. Глядя на них, можно было подумать, что галстук я тайком непрерывно жевала, сдабривая для усиления вкуса чернилами и проглатывая все, что удавалось откусить и оторвать. На самом деле ничем подобным я не занималась, и галстук мой приобрел подобный вид вполне самостоятельно в результате долгой и непростой школьной жизни.

Так вот. Придя как-то поутру в школу, я в коридоре столкнулась лицом к лицу с директрисой. Увидев на месте положенного пионерского галстука лишь скромный узелок, она побагровела, пришла в неистовство и, все более распаляясь, стала кричать мне о пионерской чести и об уважении к галстуку: «Он ведь с нашим знаменем цвета одного!» В конце концов она потребовала, чтобы я немедленно явила ее взору пионерский галстук в его первозданном виде.

Не скрою, я испытала что-то вроде злорадства. Честно и радостно глядя директрисе в глаза и стоя по стойке смирно, я быстро вытащила обглоданные концы наружу. Дальше последовала немая сцена. Несколько минут багровая и раздутая от ярости директриса остолбенело смотрела на меня и не могла вымолвить ни слова. Затем хрипло выдавила из себя только одно слово: «Убери!» — и скрылась в своем кабинете.

Часы моего галстука были сочтены.

Больше я пионерский галстук уже не носила, а в комсомол меня не приняли.
Наверное из-за зажеванного галстука.
Tags: всякая ерунда, малозначимые эпизоды из детства, он ведь с красным знаменем цвета одного, чистая правда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments